СКО № 5 (150) 2022

Цена 1100 руб.

СОДЕРЖАНИЕ

МОНИТОРИНГ КОНСТИТУЦИОННЫХ НОВОСТЕЙ

АВГУСТ – СЕНТЯБРЬ • 2022

Индия, Италия, Таиланд, Чешская Республика, Швейцария, Швеция

БИОЭТИКА И ПРАВО

ПРАВОВЫЕ ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ О РЕДАКТИРОВАНИИ ГЕНОМА ЧЕЛОВЕКА (С УЧЁТОМ ТЕХНОЛОГИИ CRISPR-CAS9)

Александра Троицкая

Появление и совершенствование технологии редактирования генома человека ставят перед юридической наукой ряд существенных вопросов о перспективах регулирования этой технологии. Некоторые виды искусственного изменения генома человека (и прежде всего те, которые могут быть унаследованы) во многих странах в настоящее время заблокированы. В статье предпринята попытка детально разобраться, по каким причинам это сделано и действительно ли у такого решения нет более прагматичной альтернативы. Для этого в статье представлен биотехнологический аспект редактирования генома человека и цели применения этой технологии; очерчены современные правовые рамки редактирования; суммированы ключевые медицинские, этические и социальные опасения, которые были озвучены в связи с редактированием генома человека, а также продемонстрированы возможные варианты выхода из идеологического тупика, деконструирующие по крайней мере некоторые из имеющихся опасений. При этом во внимание приняты не только юридические и этические конструкции, которые конфигурируют соответствующую дискуссию, но и суть редактирования в категориях молекулярной биологии. Кроме того, анализ строится с учётом более ранних репродуктивных и генетических технологий, которые уже взяты на вооружение и практика применения которых может помочь кристаллизовать отношение к редактированию генома человека. Итогом исследования являются конкретные практические предложения по направлениям правового регулирования технологии: выбор целевого предназначения технологии (редактирование в медицинских целях, с фиксацией конкретных показаний для редактирования); создание процедуры для проведения исследований (включая правила их финансирования, разрешительный порядок для исследований и введение санкций на случай нарушения этого порядка); расширение практики деятельности междисциплинарных этических комиссий (и решение вопроса о подготовке кадров для работы в таких комиссиях); долгосрочный контроль в отношении результатов исследований; создание правовой базы с преобладанием профессиональных позиций; внимание к консенсусу в отношении редактирования генома человека в зарубежных странах (с учётом потенциальных возможностей, таких, наример, как «репрогенетический туризм» и использования генетических технологий в качестве «оружия»).

КОНСТИТУЦИОННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

МЕХАНИЗМ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЫ В СЕРБИИ: ПРОЦЕДУРА И ПРАКТИКА

Сергей Зенкин

В статье исследуются стадии процедуры изменения Конституции Сербии: внесение предложения об изменении Конституции; рассмотрение этого предложения и его принятие Народной скупщиной; разработка, рассмотрение и принятие акта об изменении Конституции; назначение и проведение референдума для утверждения этого акта; провозглашение акта Народной скупщиной. Показывается, что данная процедура содержит такие конструкции, которые утяжеляют её по сравнению с другими странами. Отчасти они обусловлены историческими традициями. Нормативной основой исследования являются, помимо Конституции, законы о Народной скупщине, о референдуме и народной инициативе, Регламент Народной скупщины. Особое внимание уделено правовой форме изменения Конституции – конституционным поправкам. Отражается практика внесения в 2011, 2018 и 2020 годах предложений об изменении Конституции, принятия в 2021 году по инициативе Правительства Сербии Акта об изменении Конституции, содержащего Поправки I–XXIX по вопросам правосудия и прокуратуры, проведения в 2022 году референдума об утверждении этого Акта.

АДМИНИСТРАТИВНАЯ ЮСТИЦИЯ

ЗАКОННЫЕ И ПУБЛИЧНЫЕ ИНТЕРЕСЫ В АДМИНИСТРАТИВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ В РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ ТОЛКОВАНИЯ

Маргарита Павлова

С принятием Кодекса административного судопроизводства РФ вопрос о предмете судебной защиты по административным делам приобрёл новое звучание. Несмотря на то что законодатель прямо обозначает наличие публичного спора о праве, вопросы о понятии законных интересов, их многообразии, средствах правовой защиты по-прежнему не урегулированы на нормативном уровне. Бланкетные нормы законодательства об административном судопроизводстве оказали существенное влияние на судебную практику, результатом которой стала устоявшаяся склонность судей абстрактно и неконкретно формулировать содержание законных и публичных интересов в постановлениях. В статье приведён авторский взгляд на правовую природу законных интересов и предложен подход к определению их наличия или отсутствия на основе оценки существенности наступивших неблагоприятных последствий в каждом конкретном деле. Ещё более спорной и неоднозначной категорией выступают публичные интересы, являющиеся в соответствии с КАС РФ одним из объектов защиты, условием для прекращения производства по административному делу при отказе административного истца от своего требования, а также основанием для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном и надзорном порядке. Рассматривая публичные интересы в качестве одного из видов законных интересов, исследование обосновывает вывод о целесообразности пересмотра роли данной категории в КАС РФ. Кроме того, в целях конкретизации данного вида законных интересов предлагается персонифицировать их с точки зрения привязки к их субъектам.

КОРРУПЦИЯ: В ЗОНЕ ОСОБОГО ВНИМАНИЯ ПРАВА

АНТИКОРРУПЦИОННЫЙ ПРИНЦИП КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА: КРАТКИЙ СРАВНИТЕЛЬНЫЙ ОБЗОР

Григорий Машанов

По данным Transparency International на январь 2022 года, за последнее десятилетие 131 страна из 180 стран мира не добилась значительного прогресса в борьбе с коррупцией. Это ещё раз свидетельствует о необходимости поиска новых подходов для противодействия данному явлению. Представляется верным развивающийся в последние годы интерес к построению антикоррупционной системы с использованием институтов конституционного права, но полноценная разработка этой тематики далека от завершения. Так, остаётся явно недооценённой концепция антикоррупционного принципа в конституционализме, введённая в 2009 году профессором Зефир Тичаут (англ.: Zephyr Teachout), более известная на русском языке как конституционный принцип противодействия коррупции (в переводе В. И. Лафитского). Согласно данной концепции, конституционализм имеет «природное» и свойственное ему внутренне антикоррупционное воздействие на общественные отношения, позволяющее предотвращать коррупцию, бороться с ней и ликвидировать её последствия. В этой статье приводится обзор конституций многих стран, демонстрирующий то, как разные страны вписали в свои основные законы одни и те же положения в целях формирования свободного от коррупции (англ.: integrity) государства. Предыдущие русскоязычные авторы, выпускавшие аналогичные исследования, классифицировали свои результаты на основе деления государств по регионам. Мы, в свою очередь, полагаем, что антикоррупционные концепции в конституционных актах появляются в странах с очень разными правовыми и политическими культурами. Следовательно, для целей понимания общих черт подобных норм их классификация должна основываться на распределении по институтам государственного устройства, а не на территориальной основе. Что ещё более важно, акцент должен делаться не на нормативных декларациях о приверженности борьбе с коррупцией, а на более предметных положениях, ограничивающих монополизацию власти и свободу усмотрения в действиях официальных лиц, а также обеспечивающих прозрачность и подотчётность власти. Демонстрируется, что идеи конституционализма создают антикоррупционную платформу в нормативной сфере всех стран, где они предметно закреплены в конституционных нормативных актах. В исследовании очень кратко демонстрируется наличие явной корреляции между положением страны в Индексе восприятия коррупции TI и уровнем её экономического развития, а также развитостью политико-гражданских свобод. Однако действующие инструменты не позволяют однозначно ответить на вопрос о том, существует ли причинно-следственная связь между проработанностью антикоррупционных положений в основном законе, уровнем их применения на практике и положением страны в Индексе восприятия коррупции. В статье кратко описывается концепция Индекса развития антикоррупционного принципа конституционализма (англ.: Anti-Corruption Principle Development Index, ACPDI), которая может помочь ответить на этот вопрос.

РЕЦЕНЗИЯ

НЕПОИМЕНОВАННЫЕ И/ИЛИ НЕПРОНУМЕРОВАННЫЕ ВЕТВИ ВЛАСТИ В СРАВНИТЕЛЬНОЙ КОНСТИТУЦИОННОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ: ПЕРСПЕКТИВЫ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ
РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ TUSHNET M. THE NEW FOURTH BRANCH: INSTITUTIONS FOR PROTECTING CONSTITUTIONAL DEMOCRACY. CAMBRIDGE ; NEW YORK : CAMBRIDGE UNIVERSITY PRESS, 2021

Игорь Кравец

Статья представляет собой обзорную рецензию, посвящённую сложным вопросам формирования четвёртой ветви власти в системе государственного правления в условиях режима конституционной демократии. Современный конституционализм как институциональный механизм демократического правления развивается в условиях конституционного регулирования и опыта работы различных институтов, обеспечивающих защиту демократии. Такие институты защиты конституционной демократии могут иметь конституционный или законодательный статус, различные наименования и рассматриваться в доктрине конституционализма или науке конституционного права как непоименованные и/или непронумерованные ветви власти благодаря различным научным подходам и множественности их числа. Четвёртая ветвь публичной власти постепенно завоёвывает своё конституционное местоположение в системе органов государства; в науке сравнительного конституционного права сформировался значительный пул исследований различных форм и институтов четвёртой ветви власти, однако среди них мало научных работ, в которых обобщаются научные подходы и даётся оценка конституционной практики их функционирования в различных государствах. Новые методологические подходы к исследованию институтов защиты демократии как четвёртой ветви публичной власти основываются на представлении о том, что эта форма публичной власти является собирательным и интегрирующим понятием. Различные формы и виды четвёртой ветви власти, по всей видимости, объединены общей конституционно значимой целью – обеспечивать достаточно эффективную защиту демократического правления. В статье анализируются многоплановые вопросы конституционного дизайна четвёртой ветви власти, поднятые в рецензируемой книге, а именно вопросы статуса, организации и деятельности, эффективности на протяжении XX–XXI веков; рассматриваются концептуальные основы конституционного дизайна с логическим и функциональным обоснованием; некоторые конституционно-правовые и институциональные формы четвёртой ветви власти: конституционные суды, избирательные комиссии, органы государственного аудита, антикоррупционные агентства с примерами их деятельности в странах Северной и Латинской Америки, ЮАР и Азии.

PRAXIS

Статья в свободном доступе

ПРИНЦИП РАВЕНСТВА И ОБЪЕКТЫ АВТОРСКИХ ПРАВ: КОММЕНТАРИЙ К ПОСТАНОВЛЕНИЮ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 16 ИЮНЯ 2022 ГОДА No 25-П

Андрей Румянцев

В своём постановлении Конституционный Суд РФ рассматривал вопрос о возможности судебной защиты прав автора составного произведения в ситуации, когда он (предположительно) нарушил права авторов произведений, использованных при создании его собственного. Суды предыдущих инстанций, начиная с апелляционной, сочли, что при таких обстоятельствах автор составного произведения не может защищать свои права в суде, не сделав при этом никаких исключений даже для той части спорного произведения, которая была целиком создана творческим трудом автора-составителя, выступающего здесь одновременно и в роли автора оригинального произведения. Конституционный Суд решил, что толкуемый таким образом пункт 3 статьи 1260 Гражданского кодекса РФ нарушает ряд норм российской Конституции, в частности отдельные положения статей 19, 34 и 44. В рассматриваемом деле речь шла о правах на компьютерную программу. Однако возникла неопределённость в отношении того, в каком объёме неконституционная норма должна быть изменена: должны ли эти изменения касаться только компьютерных программ или также всех остальных объектов авторских прав; кроме того, непонятно, распространяются ли требования Постановления КС только на составные произведения или также на производные, которые являются предметом регулирования данной нормы, наравне с составными. В комментарии к Постановлению показывается, что есть достаточно весомые аргументы в пользу нерасширительного, буквального исполнения Постановления КС. Это обусловлено спецификой компьютерных программ, значительно отличающихся от других объектов авторских прав. Кроме того, показано, что действующее авторско-правовое регулирование компьютерных программ не учитывает эту специфику адекватным образом, что приводит к ряду парадоксов. Рассматривая вопрос об исполнении Постановления КС в этом контексте, приходится признать, что законодатель оказался перед сложной задачей, решить которую без изменения ряда ключевых положений, касающихся регулирования компьютерных программ, будет крайне непросто.

ШТРАФ УПЛАЧЕН [НЕ] ИЗЛИШНЕ: СОГЛАСОВАННОСТЬ ПРАВОВЫХ ИНСТИТУТОВ КАК КОНСТИТУЦИОННАЯ ЦЕННОСТЬ (НА ПРИМЕРЕ АДМИНИСТРАТИВНО-ДЕЛИКТНОГО ПРАВА)

Алдар Чирнинов

Надлежащее функционирование правопорядка невозможно без слаженной работы правовых институтов, ибо отсутствие их должной сопряжённости подрывает эффективность правового регулирования и создаёт риски произвольного правоприменения. Именно поэтому ценностью, находящейся под конституционной защитой, является согласованность правовых институтов. В настоящей статье эту конституционную ценность предлагается рассмотреть на примере взаимодействия института снижения административного штрафа ниже минимального размера и института уплаты административного штрафа в льготном (половинном) размере при условии его оплаты в двадцатидневный срок со дня его наложения. В правоприменительной практике сложился подход, не допускающий одновременное действие этих институтов. В частности, не предполагается возврат половины суммы административного штрафа, уплаченного не позднее двадцати дней со дня вынесения постановления о его наложении, когда в последующем размер штрафа снижается судом до половины его минимального размера. Подобное положение вещей стало возможным из-за правовой позиции судебной коллегии Верховного Суда России, выраженной в Определении от 6 декабря 2017 года по делу No 302-КГ17-11016, согласно которой «результаты рассмотрения жалобы имеют значение только в случае признания постановления незаконным и его отмены, либо в случае снижения размера наказания до уровня ниже уже уплаченной суммы». Автор считает, что такое толкование делает право на судебную защиту иллюзорным, поскольку решение суда о снижении административного штрафа до половины его минимального размера всегда будет оставаться неисполненным, имея в виду, что в действующей редакции Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях допускает не более чем двукратное снижение штрафа от его минимального размера. Кроме того, аргументируется, что спорный подход подрывает гарантии частной собственности и нарушает принцип равенства всех перед законом и судом, поскольку ставит граждан в неравное положение в зависимости от того, какими средствами и в каком порядке они добиваются снижения размера административного штрафа. Обращается внимание на то, что обозначенная проблема поднималась в Конституционном Суде России, однако она была оставлена судом без должной правовой оценки. В связи с этим автор предлагает решить эту проблему путём внесения изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и формулирует необходимые нормативные положения.

В КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РОССИИ

ОБЗОР ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ В ПОСТАНОВЛЕНИЯХ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИИ № 23-П – 32-П • 2022

ОБЗОР ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ В ОПРЕДЕЛЕНИЯХ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИИ № 1714-О, 1715-О, 1717-О • 2022